Ph. by Unknown

Артур лежал на спине на земле. Яркое солнышко грело его рубашку и самого Артура под ней. Пальцами Артур перебирал травинки и все, что попадалось под руку: веточки, пластиковые кольца и крышки от Спрайта, обрывки от оберток шоколадок, бычки недокуренных сигарет… Все же ранней весной значительно больше шансов перебрать на газоне все, кроме густой травы. Но это было неважно. Артур нашел в своем графике время для себя, потом нашел для себя лужайку в сквере и там и лег.

Момент был уникальный: Артур оценил масштабы своей жизни. Похоже, что впервые — критически. Стала заметна его минимальность по сравнению даже с масштабами его родного небольшого городка. Вся его жизнь умещалась в пару чемоданов и кота.

Кто-то бы очень расстроился, а вот Артур был счастлив. Он снял с себя дорогущий плащ и чужие ожидания, постелил плащ на землю и лег.

В этом апреле Артур освободил себя от забот о будущем, решив раз и навсегда: “Вселенная меня сюда подкинула, значит, я для чего-то тут такой малюпасенький нужен. Ну, точно же не для того, чтобы страдать. Сто процентов — для радости. Или зачем все это вообще?!”.

Артур закрыл глаза и перед его взором начали появляться предметы, которые Артур решил оставить в этой своей паре чемоданов жизни:

– керамическая мыльница, которая чудом не разбилась, а все другое из набора уже расколочено,

– пара сухих веток, которые Артур ставил зимой в вазочку,

– лучший в мире чайничек “на троих”,

– котомочка с морскими камушками из разных отпусков,

– моток изоленты,

– гаечные ключи,

– краски и кисти,

– пара бумажных фотографий…

И тут Артур встрепенулся: а не отяготит ли его прошлое, как будущее, которое провоцировало у Артура бессонницу и невроз? Эта мысль осложнила его настоящее не более чем на 40 секунд: “Чего ж отяготит? Наверное, только подскажет, что добавить в список тех штук, которые делают меня таким вот. Лежащим на газоне счастливцем.”

Тут же Артур обнаружил в своем прошлом кучу вещей, которые уже никогда не сделают счастливым уже никого.

– Их внесу в отдельный список и в чемоданы свои тогда брать не буду.– Улыбнулся своей смекалке Артур. А солнце улыбнулось новому Артуру.

Сочиняю истории. Живу жизнь.