“Ну, такое…” (с)

Ill. from Shutterstock

Густав сидел за столом у себя на кухне в майке и хлопковых трусах с карманами. Табурет уже начал согреваться под ягодицами Густава, но он старался не двигаться в стороны — там наверняка еще было холодно. Там, где была “наружа” Густава, всегда было холодно.

На плите шипела конфорка, согревая воду для чая. А Густав сидел и растягивал между большим и указательным пальцами резиночку от пучка зелени, свернутую в виде восьмерки.

– Ну, как, Густав, уютное у тебя гнездо?– Сам себя спросил он.

– А знаешь, не гнездо у меня!– Сам себе и ответил Густав.

– Конура!

Почему же конура? Лофт. Волчье логово.

– Ну да, ну да. Альфа. Хоть бы табуреты чем оббил. Самому же мягко и тепло было бы.

– От долгого сидения на мягком — геморрой.

– Так а нечего свои трусы на кухне просиживать! Ты же математик! Вот о чем тебе эта резинка от укропа говорит?

– О том, что завтра за укропом к картошке идти…

– Ой, ну ты и тефтеля! Она тебе должна вот что сказать: “Я, друг мой, лемниската! Бесконечная лента твоих воплощений, вереница твоих неусвоенных уроков и опытов.”

– Ну, окей, сказала. И что?

– А дальше ты должен был бы как человек думающий и экологичный разрезать эту резиночку, чтобы голуби на свалке в ней своими лапками не запутались, и выбросить в контейнер для пластика.

Резиночка соскочила с пальцев Густава, когда чайник засвистел.

– Сам решу.– Буркнул Густав. Залил водой заварку и нашарил на полке ножницы.

– Семь раз отрежь — один отмерь… Семь раз отмерь — один отрежь!– Прогудел “в нос” Густав и начал переставлять ножницы по кругу резиночки, ища оптимальное место разреза.– Опыты с уроками… Вереница воплощений…

Чай в заварнике остыл.

– Пожалуйста, голуби, нате!– Улыбнулся Густав, сметая в ладонь со стола мелко нарезанные резиночки.

Ревизия жизненного опыта была произведена, табурет незаметно прогрелся, а Густав все повторял, словно вспоминая что-то очень важное:

– Лем-нис-ката… Лемнис–ката…

Сочиняю истории. Живу жизнь.