Ph. by Megan Lorenz

– Соня! Соня! Ну, смотри, вот же он, твой враг и ужин. Ну, клюй его, клюй!

Саня поднес свою сову к оконному стеклу и “тыкал ее носом” в ползущего по нему майского хруща:

– Не поверю, что ты его своими большущими глазищами не видишь!

***

– Саня, Саня… Ну, что ж ты за сущность такая?! Вижу я твоего жука. Еще со вчера я его вижу. И он мне не надо. А тебе бы чуть дальше этого стекла глянуть. Ща, бедный, я тебе окно-то открою!

И Соня сорвалась с предплечья Сани, сделала громкий хлопающий крыльями круг и со всей дури хлопнулась грудкой о стекло. Сползла по нему и легла на спинку без признаков жизни. Без признаков, но живая. И хитрая.

– Соня, птичка, пожружка милая! Живи только! А! Воздуха!

И Саня распахнул створки окна одним движением. В комнату ворвался свежий воздух и еще четыре майских хруща.

– У-у-у-ху!– Сказала Соня. А сама подумала: “Опять завтра будет со мной за жуками ходить…”

– Соня-я-я…– Саня вкрадчиво и вроде бы даже тихо сказал, склонившись над совой.– Сонь, там… Она…

– Уху!– Открыла один глаз Соня.

***

– Вы это мне?– Из кустов чубушника спросил женский голос. Саня оробел и уставился на кусты.

– Уху!– Сказала Соня вместо Сани.

Из ароматных кустов появилась сама обладательница голоса-колокольчика:

– Вы меня испугали немного… Я тут не удержалась и полезла цветы нюхать, а тут вы окно распахиваете и говорите: “Соня!”.

Саню прорвало:

– А я — Саня. А Соня — это моя сова. Мы с ней майского хруща ели…

– Прям-таки ели…– Ухнула сова, а сама бочком-бочком кралась к своей дневной жердочке-спальне.– С открытыми окнами будущее более свежим и привлекательным выглядит даже с хрущами. Да, Саня?

Сочиняю истории. Живу жизнь.